ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МЕЖДУРЕЧЬЯ


 

АККАД

Саргон I (2369-2314 гг. до н. э.)

plen.gif (3911 bytes)
Привод пленного по рельефу на стеле аккадского царя Саргона. XXIV век до н.э.
                 

Постоянная борьба между шумерийским югом и семитским севером приводит, наконец к победе семитского севера. Саргон I, основатель семитского государства Аккада, подчиняет себе Шумер и объединяет под своей властью значительную часть Месопотамии. Саргон I был, очевидно, крупным политическим деятелем, воспоминание о котором прочно сохранилось и нашло своё отражение в цикле поэтических легенд. В одном таком сказании говорится о том, что Саргон был подкидышем. Его мать была бедной женщиной и не имела средств для его воспитания. Поэтому она положила ребёнка в камышовую корзинку и скрыла её на берегу Евфрата. Водонос Акки нашёл младенца, воспитал его и сделал садовником. Богиня Иштар полюбила Саргона и сделала его царём Аккада. Таким образом, судя по этой легенде, Саргон насильственно захватил государственную власть, основал новую династию и поэтому, не имея возможности законным образом обосновать свои права на царский престол, объявил себя ставленником верховной богини Иштар. На это же стремление узаконить свою власть указывает и то имя, которое принял узурпатор, - имя Саргон (Шарру-кин), что означает "истинный царь". Царствование Саргона было временем не только образования, но также внутреннего и внешнего усиления Аккадского царства. При Саргоне была значительно расширена и усовершенствована ирригационная сеть, были проведены новые каналы. Объединение Шумера и Аккада дало возможность регулировать в общегосударственном масштабе всю речную и оросительную систему. С целью укрепления торговли была установлена единая система мер и веса, основанная отчасти на десятичной системе исчисления. В связи с развитием военной политики Саргон организовал постоянное войско, состоявшее из 5400 воинов, которые "ежедневно перед ним кормятся". Это постоянное войско было ядром тех больших армий, которые находились в распоряжении Саргона и которые дали ему возможность осуществить ряд крупных завоеваний.

Первой задачей Саргона было укрепление его власти в Аккаде. С этой целью он покоряет сильнейший город Аккада - Киш, но сохраняет за ним его независимость. Очевидно, для укрепления своего авторитета как властителя всего Аккада Саргон именует себя "царём Киша" и "царём Аккада". Прочно закрепившись в Аккаде, Саргон обращает всё своё внимание на юг, чтобы окончательно покорить весь Шумер. Двинувшись со своими войсками на юг, Саргон разбил войска Лугаль-заггиси и 50 патэси, которые его поддерживали. Самого Лугаль-заггиси он привёл пленником в Ниппур и, возможно, принёс в жертву богу Энлилю. Захватив и опустошив важнейшие города Шумера-Урук, Ур, Лагаш и Умму - Саргон овладевает всем Шумером, достигает "моря" (Персидского залива) и в знак победы "омывает оружие в море". Покорив Шумер, Саргон принимает титул "царя страны, которому Энлиль не давал врага",

Ur.gif (12685 bytes)
Схематический план города Ура.
                 

Для того чтобы укрепить своё положение в Шумере, Саргон принуждён был обезопасить свои юго-восточные границы и с этой целью совершить поход в Элам. Он вторгся в Элам с юга, одержал победы над эламскими войсками, захватил ряд эламских городов, вернулся к берегу моря и затем "пересёк море в восточной его части". Таким образом, Саргон прочно закрепил свою власть над берегами Персидского залива, что дало ему возможность господствовать над морскими торговыми путями, шедшими из Месопотамии на юг, в Индию и в Аравию. Затем Саргон обращает своё оружие против северных стран, завоёвывает северо-восточную часть Месопотамии, области, лежащие по верхнему течению Тигра, которые в те времена назывались страной Субарту, покорив и объединив почти всю Месопотамию.

Однако Саргон не ограничивался завоеваниями в пределах Двуречья. Стремясь пробиться к берегам Средиземного моря и захватить в свои руки богатые города сирийского побережья, а также западные караванные и морские торговые пути, Саргон предпринимает смелые походы на запад, который тогда назывался Амурру. В результате этих походов "Энлиль дал ему Верхнюю Страну, Маер (или Мари),Ярмути и Иблу вплоть до Кедровых лесов и Серебряных гор". Страна Мари находилась к западу от среднего течения Евфрата, Ярмути находилась в Северной Палестине. "Кедровым лесом" назывались горы Ливана, а "Серебряными горами", очевидно, горы Тавра близ Киликийских ворот. Таким образом, походы Саргона на запад имели своей целью проникновение в Палестину и в Сирию вплоть до границ Малой Азии с целью захвата её естественных богатств, главным образом кедрового леса и серебряной руды Другие надписи красноречиво говорят о стремлении Саргона укрепить свою власть над сирийским побережьем. Так, в них говорится, что Саргон "прошёл море запада, был три года на западе, покорил и объединил страну, поставив на западе свои статуи, перевёл по морю и суше пленных". Наконец, имеются все основания предполагать, что Саргон делал попытки, опираясь на силу своего победоносного оружия, пробить себе дорогу даже в далёкую Малую Азию. Так, в одном более позднем тексте рассказывается легенда о том, что к Саргону прибыли послы ассирийской торговой колонии Ганиш, расположенной в Малой Азии, с просьбой оказать им помощь в их борьбе с царём города Бурушханда. После тщательного обсуждения этого вопроса на военном совете, на котором взвешиваются трудности дальнего пути и шансы на победу, Саргон отправляет своё войско в далёкую Малую Азию, оказывает мощную поддержку Ганишу и совершает крупные завоевания на северо-западе. Таким образом. Саргон основывает крупное военное государство, которое претендует на полную гегемонию во всей Передней Азии. Свои претензии на проведение широкой военно-торговой политики Саргон отчётливо выражает в своём титуле "царь четырёх стран света".

Однако эта завоевательная политика имела и свои отрицательные стороны. Завоёванные страны и покорённые народы не слившись с Аккадом в единый государственный организм, тяготились ярмом, наложенным на них завоевателем. С другой стороны, непрерывные войны, которые вёл Саргон в течение своего 55-летнего царствования, истощили живые силы аккадского народа. В конце царствования Саргона во всём его обширном государстве начались восстания, которые с трудом подавлялись центральной властью.

 

Римуш (2313-2305 гг. до н. э.)

Поэтому главной задачей Римуша, сына и преемника Саргона, было подавление восстаний которые с особенной силой разгорелись в Шумере и в Эламе, хранивших ещё свежее воспоминание о своей былой свободе и независимости. Совершив ряд походов в восставшие страны, Римуш разбил войска мятежников, подавил восстания в шумерийских городах, вторгся в Элам и между Сузами и Аваном уничтожил эламское войско, достигнув берегов Персидского залива, Римуш снова подчинил Аккаду области Шумера и Элама, через которые пролегали важнейшие торговые пути, ведшие на юг и на восток. Присвоив себе пышные титулы "царя Киша, господина Элама", Римуш с гордостью говорит о том, что он правил всеми странами от Персидского залива до Средиземного моря, а также прилегающими горными областями. В течение своего царствования Римуш, продолжая деятельность Саргона, заложил основы дальнейшего расцвета Аккадского царства. Но всё же ему не удалось полностью умиротворить всю страну. Против него подняли восстание "слуги его дома", возможно, придворные сановники, которые его убили своими печатями. Это был типичный дворцовый переворот, в результате которого старый деспот был свергнут, а его место занял новый правитель, очевидно, его брат.

 

Маништусу (2305-2291 гг. до н. э.)

Третий аккадский царь из династии Саргона по имени Маништусу, продолжал внешнюю политику своих предшественников. Так, он предпринял поход в Элам, чтобы подавить вспыхнувшее там восстание, и покорил области Элама - Ан-шан и Ширпхум. Не довольствуясь этой победой, он отправил свои войска через Персидский залив и вторгся в юго-западную область Ирана, где разбил коалицию правителей 32 городов и захватил богатые серебряные рудники и каменоломни.

Внутренняя политика Маништусу определяется главным образом необходимостью внутренне упрочить большое Аккадское царство, созданное крупными завоеваниями в течение трёх царствований. Так, Маништусу старается щедрыми дарами расположить к себе влиятельную жреческую аристократию Шумера. Чтобы заручиться поддержкой шумерийского жречества, Маништусу особым указом устанавливает размер владений и доходов храма бога Шамаша, жертвуя ему в то же время золотые и серебряные слитки весом в 30 талантов. Чтобы укрепить свою власть в Эламе, Маништусу старается привлечь на свою сторону эламское жречество. Так, он посвящает свою статую эламскому богу Нарути. Характерна земельная политика Маништусу. В четырёх надписях его времени, сохранившихся на одном обелиске, в крайне сжатой и несколько неясной форме фиксируется покупка царём у ряда лиц крупных земельных владений близ Киша и других городов. Имеются основания полагать, что Маништусу приобрёл эти земли у общин, поскольку упоминаемые в надписях лица названы "братьями" и "детьми". Фактически руководящее положение в этих общинах занимали "господа поля" и "старейшины поля", которые входили в состав выделяющейся из общин родовой аристократии, образующей наиболее древние слои рабовладельцев. Именно эти наиболее знатные и богатые аристократы и упоминаются в надписи на обелиске Маништусу в качестве "едоков (т. е. получателей) серебра", как тогда называли продавцов. Очевидно, эти наиболее богатые и влиятельные главы общин, продавая царю общинные земли, содействовали тем самым укреплению и расширению царского земельного фонда. С другой стороны, весьма возможно, что часть этих земель была на тех или иных условиях передана царём различным представителям служилой и постепенно образующейся земледельческой знати, которая в своих поместьях эксплуатировала труд рабов. В надписи на обелиске Маништусу говорится, что на купленных царём землях были поселены представители аккадского чиновничества и жречества, а также шумерийские аристократы и среди них родственники пли потомки патэси Уммы (Гишху), сын патэси Лагаша и другие знатные богачи. Очевидно, это мероприятие царя имело своей целью не только увеличить количество земель, сосредоточенных в его руках, но вместе с тем щедрыми дарами расположить к себе влиятельную знать Шумера и Аккада, а также приблизить её к царскому двору, поставив под некоторый, очевидно, экономически и контроль центральной власти.

 

Нарамсин (2290-2254 гг. до н. э.)

naramsin.gif (11546 bytes)
Фасад дворца Нарамсина в Эшнунне. Реконструкция.
                 

Своего высшего расцвета Аккадское царство достигло при Нарамсине, который значительно расширил прежние пределы Аккада.

Как и другие цари Аккада, Нарамсин в начале своего царствования был вынужден подавить ряд восстаний. С гордостью говорит Нарамсин о том, что он победил 9 армий и 3 царей, очевидно, правителей Урука, Уммы и Ниппура, которые восстали против аккадского царя. После этого Нарамсину пришлось подавить восстание и в самом Аккаде. Продолжая походы своих предшественников, он вторгся в Сирию и достиг Средиземного моря. Стремясь укрепить власть над Эламом, Нарамсин совершил поход в эту горную страну и принудил правителя Авана заключить с ним договор, текст которого, составленный на эламском языке, сохранился до наших дней. Однако Нарамсин не удовольствовался этим. Он сделал попытку раздвинуть пределы Аккадского царства на север и на юг. Находка базальтовой плиты с изображением Нарамсина к северо-востоку от Диарбекира указывает на то, что аккадские войска далеко продвинулись в области

battle.gif (13459 bytes)
Битва аккадского войска с горцами-луллубеями. Стела царя Нарамсина. Найдена в Сузах. XXIII век до н.э. Желтый песчанник.
                 

Верхнего Тигра. Но особенное значение имел поход Нарамсина в далёкую страну Маган (очевидно, в Аравии), откуда доставлялся чёрный диорит для изготовления статуй и сосудов. Этот поход на юг должен был пробить дорогу в Аравию с целью установления новых торговых связей с далёкими южными странами. Так, мы знаем, что при Нарамсине из страны Мелухха привозят порфир, золотой песок и различные ценные сорта дерева, т.е. те материалы, которые отсутствовали в Двуречье.

Завоевательная политика Нарамсина в значительной степени укрепила сильное Аккадское царство, усилила его авторитет как внутри страны, так и в соседних странах, дав возможность упрочить и расширить внешнеторговые связи. Ярким свидетельством возросшей мощи Аккадского царства является пышная титулатура Нарамсина, который уже называет себя "божественным Нарамсином, могущественным богом Аккада". Царю Аккада воздают уже чисто божеские почести. На памятнике, найденном в Сузах, Нарамсин изображён в виде обоготворённого героя, который во главе своей армии направляется в горную страну и повергает к своим ногам побеждённого врага. На обломке одной его статуи сохранилась знаменательная надпись: "Четыре страны света все вместе склонились перед ним". Завоевательная политика Нарамсина должна была рано или поздно вызвать организованный отпор со стороны соседних государств. И действительно, в конце царствования могущественного аккадского завоевателя против него образуется грозная коалиция. В состав этой коалиции входят царь хеттов, царь Ганиша, древней ассирийской колонии в Малой Азии, на месте современного Кюльтепе, царь Курсауры, царь Амурру, цари Параши и царь "Страны кедров", возможно, находившейся в районе Амана (Сирия). К этой коалиции примыкают мятежные средние слои городского населения Аккада, некоторые города которого стремились к восстановлению своей самостоятельности. Однако Нарамсину удаётся разбить своих врагов и после упорной борьбы с ними даже сохранить часть своих прежних обширных завоеваний.

Последним царём из династии Саргона был Шаркалишарри (2253-2230 гг. до н. э.), которому пришлось вести упорную борьбу с врагами Аккада с целью сохранения завоеваний своих предшественников. Немногочисленные надписи этого времени говорят о подавлении восстания в Шумере, о победе над аморитами на западе и над эламитами, которые вторглись в Месопотамию с востока. Наступило время крушения некогда могущественного Аккадского царства. Горное племя гутиев, населявшее горы Загра, вторглось с востока в Месопотамию, опустошило всю страну и подчинило ее своей власти.

 

Завоевание Месопотамии Гутиями (2228-2104 гг. до н. э.)

zikkurat.gif (13985 bytes)
Храмовая башня (зиккурат) в Уре.
Конец III тысячелетия до н.э. Реконструкция.
                 

Цари Аккада вели с гутиями постоянную борьбу, защищая восточные границы своего государства от их набегов. Ничто не могло противостоять воинственному натиску диких орд гутиев. Они быстро завоевали всю Месопотамию, продав огню и мечу покорённую страну. В шумерииских и семитских надписях этого времени красноречиво описываются бедствия, причинённые несчастной и опустошенной стране. Так, в одной надписи даётся длинный перечень городов, "дочери которых плачут из-за гутиев" А в шумерийском гимне богу Нинибу описываются жестокости гутиев:

Страна в руках жестоких врагов.
Боги увезены в плен.
Население отягчено повинностями и налогами.
Каналы и арыки запущены.
Тигр перестал быть судоходным.
Поля не орошаются.
Поля не дают урожая.

Однако не вся Месопотамия в равной мере пострадала от гнета завоевателей. В южной части Шумера правителям городов, возможно, удалось откупиться от гутиев и здесь царило спокойствие.

 

Гудеа (13 век до н. э.)

Древние шумерийские города воспользовались ослаблением Аккада, чтобы восстановить и даже расширить свою внешнюю торговлю. Это привело к новому расцвету некоторых древних центров шумерийской культуры, особенно Лагаша. В это время в Лагаше правил патэси Гудеа, очевидно, находившийся в зависимости от царя гутиев. Откупаясь от него тяжёлой данью и посылая ему ценные дары, золотые слитки изделия из драгоценных металлов, троны, дорогое оружие, Гудеа сумел обезопасить свой город от иноземного вторжения. Установив мирные взаимоотношения с соседними странами и пользуясь благами мира, Гудеа заботится о расширении внешней торговли и об украшении своего родного города богатыми постройками. Надписи этого времени подробно говорят о широкой строительной деятельности Гудеа. Материалы для постройки храмов доставлялись из разных, порой далёких стран. В одной из надписей говорится о том, что "для того, чтобы построить храм Нингирсу, эламит Ориходил из Элама, житель Суз приходил из Суз, Маган и Мелухха с гор доставляли лес". Наиболее ценные сорта кедрового леса доставляли с Ливанских гор и с гор Амана. Мрамор приводили из "Тидана, горы в Амурру", медь, золотой песок и разные деревья - из гор Мелуххи, диорит для статуй - из страны Маган, т. е. западной Аравии. Всё это указывает на то, что внешняя торговля Шумера достигла в это время значительного расцвета. Постройки храмов при Гудеа производились в большом масштабе. В течение целого года большие камни доставлялись в Лагаш специальными караванами. Храмы возводились по точным, заранее разработанным планам и чертежам. Сам Гудеа вошёл в историю в качестве правителя, особенно поощрявшего архитектурное искусство. Многочисленные сохранившиеся статуи изображают Гудеа не в гордой позе властителя или полководца, а в скромном облике человека, внимательно рассматривающего строительный чертёж, разложенный на его коленях. В надписях, сохранившихся на глиняных цилиндрах, подробно описывается постройка этих храмов.

В одной из них повествуется о том, как Гудеа, повинуясь вещему сну, предпринимает перестройку храма Энинну в Лагаше. По приказу патэси перед началом работ весь город очищался от мусора, все жители должны были готовиться к постройке, как к всенародному торжеству, во время которого прекращались судебные тяжбы, изгонялись колдуны и совершались всенародные молебствия. Сам правитель города руководил постройкой, лично закладывая первый камень. Примитивный стиль надписи в следующих словах рисует строительный энтузиазм Гудеа: "Как корова, которая обращает взор на своего телёнка, он всю свою любовь вложил в храм". Храм был богато украшен барельефами и статуями. В нём был устроен специальный бассейн для священной воды. Близ храма были разбиты сад с голубями, рыбный садок и парк с дичью. В сокровищнице храма были сосредоточены большие богатства. В торжественный день окончания постройки в храм были внесены статуи богов. Об общем расцвете шумерийской культуры этого времени говорят также и надписи времени Гудеа, которые являются классическими образцами литературного стиля древних шумерийцев.

Гутии господствовали в покорённой ими Месопотамии 125 лет. К концу этого периода культурно-отсталые племена гутиев в некоторой степени ассимилировались с культурно-развитыми племенами Аккада и Шумера. Цари гутиев восприняли более высокую и древнюю шумерийскую культуру и стали пользоваться в своих надписях аккадским языком. Но иноземцы были ненавистны населению Двуречья. Очевидно, неоднократно происходили восстания против власти гутиев. Наконец, постепенно усилившийся Шумер открыто выступил против иноземных властителей. Утухэгаль, царь Урука, во главе своих войск выступил против царя гутиев Тирикана, которого надписи этого времени называют "драконом гор, врагом богов, унесшим в горы царство Шумера". После кровопролитной битвы Утухэгаль одерживает решительную победу над гутиями, обращает в бегство Тирикана, разбивает его войска, а его самого берёт в плен. Так окончилось господство гутиев в Месопотамии.

 

III династия Ура (2118-2007 гг. до н. э.)

relief.gif (13680 bytes)
Рельеф на каменной стеле из Ура. Внизу царь Ура - Уриамму во время символического обряда выхода на строительные работы, впереди него - божество. Вверху - бог Син вручает царю знаки власти. XXII век до н.э.
                 

После изгнания гутиев господство в Месопотамии переходит к могущественным царям III династии Ура, одного из древнейших городов Шумера. Огромное количество надписей, сохранившихся от этого времени, даёт яркое представление о хозяйственном, общественном и государственном строе того времени, а также о внешней политике царей Ура. Объединение всей Месопотамии в единое и централизованное государство дало новый толчок развитию земледельческого хозяйства. Центральное правительство особенно заботится о содержании в порядке и расширении ирригационной сети. Проводятся новые каналы, остатки которых сохранились до нашего времени близ Уумы. Особенного расцвета достигает крупное государственное хозяйство, которое к этому времени почти полностью поглотило храмовое хозяйство. О государственном хозяйстве мы располагаем большим количеством данных благодаря хорошо сохранившимся многочисленным документам хозяйственной отчётности. Судя по этим документам, обширные земельные владения, принадлежавшие государству, обрабатывались при помощи труда рабов, рабынь и в значительно меньшей степени при помощи труда свободных наёмных работников. Очевидно, классовое расслоение достигло в это время значительных размеров. Разложение старых сельских общин привело к выделению из их среды, с одной стороны, зажиточных средних слоев, с другой стороны - разорившихся бедняков, которые либо совсем утеряли свои земельные наделы, либо сохранили лишь карликовые поля. Эти бедняки, для того чтобы прокормить свою семью, должны были работать за скромное вознаграждение натурой в поместьях крупных аристократов или в государственном хозяйстве. Постепенно, всё более и более разоряясь, они с течением времени попадали в долговую кабалу или обращались в рабство. Яркую картину резкого классового расслоения даёт один документ этого времени, в котором указываются размеры земельных владений различных лиц, живших в Лагаше. Так, верховный жрец имел 36 га земли, его помощник - 18 га, заведующие хозяйством - по 15 га, в то время как мелкие землевладельцы имели лишь от 5/6 до 1 целой 1/2 га земли.

Значительного развития достигают и другие виды сельского хозяйства, в частности скотоводство и садоводство, на что указывают соответствующие надписи. С развитием сельского хозяйства тесно связано и развитие ремесленного производства, что видно из ряда документов, содержащих отчёты о продукции больших ремесленных мастерских, в которых изготовлялись корзины, обрабатывались шерсть, металлы и т. д. Сохранились и отчёты складов, в которых хранились кожи, шерсть, дерево и медь. Хозяйство в целом всё ещё сохраняло свой древний натуральный характер. Близ Ниппура был построен огромный склад, где хранились зерно, овощи, плоды и другие продукты, поступавшие в Ниппурский храм в качестве натуральных повинностей от населения. Однако наряду с этим всё больше развивается как внутренняя, так и внешняя торговля. До нас дошли отчёты лавок, которые торговали самыми разнообразными продуктами и предметами. В связи с развитием торговли всё чаще применяются весовые металлические деньги, главным образом в виде слитков серебра.

Государство строго централизуется и находится под властью единого обоготворявшегося царя. Патэси, которые ранее были самостоятельными правителями маленьких, почти независимых государств, ныне превращаются в наместников царя, простые чиновников, послушных воле верховного властителя. Надписи говорят о том, что патэси были слабо связаны со своим городом и что царь их часто переводил из одного города в другой. Патэси сосредоточивал в своих руках административные, судебные финансово-податные функции и в своей деятельности был тесно связан с храмами, имея возможность пользоваться их хозяйственными ресурсами. Об усилении центральной власти говорит и появление древнейшего судебного кодекса, обломки которого сохранились до наших дней. Этот судебник устанавливает нормы семейного права, наследования и усыновления. Законодателя особенно интересуют вопросы аренды, охраны фруктовых садов, ответственности пастуха за вверенный ему скот, а также наказания за укрывательство беглых рабов. Помимо того, сохранились статьи, жестоко каравшие строптивых рабов

Очень много ценных сведений относительно хозяйственного н общественного строя Аккада после падения III династии Ура сохранилось в сборнике законов Билаламы, царя Эшнунны роскошный дворец которого был раскопан на месте современного Тель-Асмара. Эти законы, относящиеся к XX в. до н. э. регулируют хозяйственную жизнь и взаимоотношения между свободными людьми, как богатыми рабовладельцами, так и менее зажиточными и возможно не всегда полноправными представителями средних слоев населения (мушкену), наконец, бедняками, продававшими свои труд, и рабами. Судя по некоторым статьям этого сборника законов, многие бедняки, очевидно, выходцы из сельских общин, поступали на работу к зажиточным земледельцам, причём законодатель устанавливал норму заработной платы, материальную ответственность наймита за невыполненную работу, а также количество прокорма, который выдавал ему хозяин. Очевидно, многие обедневшие землевладельцы попадали в экономическую зависимость от богачей, которые давали им ссуды серебром и согласно статье 21 законов Билаламы имели право на получение в погашение ссуды во время жатвы определённого количества зерна и процентов по выданной ссуде. В тексте этого сборника законов Эшнунны упоминается дворец, а также принадлежавшие ему рабыни, что указывает на существование крупного царского хозяйства, в котором эксплуатировался труд рабов. Больше того, царь активно вмешивался в торговую жизнь страны, устанавливая стоимость различных товаров: зерна, масла, шерсти, соли, меди. Особенно характерны статьи, свидетельствующие о довольно значительном развитии рабовладения в средней части Месопотамии, в частности в том государстве, центром которого была Эшнунна. В статье 40 говорится о продаже раба, рабыни, быка или "иного ценного предмета", причём указывается, что если покупатель не может установить, т.е., вернее, указать продавца, то такого покупателя следует считать вором. Иными словами, в данном случае законодатель не делает различия между рабом, домашним животным и вообще имеющим стоимость предметом, предвосхищая норму позднейшего римского права "раб есть вещь". И в то же время закон требует строго установленной формы покупки раба, животного или предмета у определённого человека, для того чтобы установить законность сделки и правоспособность продавца. Особенно строго охраняет закон имущественные интересы, в первую очередь дворца и богачей-рабовладельцев, а затем просто свободных людей, владеющих тем пли иным имуществом. Поэтому поимка человека на чужом поле или в чужом доме влечёт за собой днём штраф, а ночью смертную казнь. Очень строго карался незаконный захват рабыни. Наконец, статьи семейного права фиксируют формы домашнего рабства, в частности обычай продавать дочь жениху за определённый выкуп.

Используя крупные хозяйственные ресурсы всей объединённой Месопотамии, цари III династии Ура проводят энергичную завоевательную политику, целью которой является установление гегемонии могущественного Шумеро-Аккадского царства во всей Передней Азии. Своего наивысшего расцвета эта политика достигла при царе Шульги (2100-2042 гг. до и. э.), который совершает 9 походов против восточных горцев, племён сумуру и лулубеев, вторгается в Элам, опустошает Аншан и оставляет там в качестве своего наместника шумерийского патэси. Укрепив свою власть на востоке, Шульги обращает своё оружие на север, завоёвывает страну Субарту и области, расположенные по верхнему течению Тигра. Наконец, Шульги проникает далеко на северо-запад, завоёвывает Сирию и даже проникает в восточную часть Малой Азии, которая в те времена находилась под сильным влиянием Шумера и шумерийской культуры. Так образуется большое и могущественное Шумеро-Аккадское царство, возродившее прежнюю мощь Аккада. Внешним выражением силы царей Ура является культ царя, становящийся ныне официальной религией. Цари Ура объявляют себя богами. Щульги заставляет воздавать себе божеские почести. В честь него строятся храмы, его статуе приносятся жертвы. В честь, Гимиль-сина, обоготворённого царя Ура, совершались торжественные богослужения даже в далёкой Эшнунне, расположенной на севере, в Аккаде, неподалёку от Диалы.

Однако господство Ура было недолговечным. Грозные тучи собрались на западе. Степные и кочевые племена аморитов все чаще совершали набеги на плодородные области и богатые города Двуречья. Гимиль-син ведёт с ними упорную борьбу и даже строит для защиты от их набегов "стену аморитов". Но ничто уже не может удержать их стремительного натиска. В борьбе с нашествиями аморитов, двигавшихся с запада, а также эламитов, наступавших с востока, постепенно всё больше и больше слабеет царство Ура. Наконец, войска последнего царя Ура по имени Иби-син были разбиты войсками объединившихся против Ура государств Мари и Элама. Сам Иби-син был уведён плен пиком в Мари. Так рушилось могущественное государств" III династии Ура (2007 г. до н. э.), на развалинах которого образовались небольшие царства Исина и Ларсы.

Однако господство Ура не прошло бесследно для многочисленных народов, населявших страны Передней Азии. Высокая и древняя шумерийская культура оказала сильное влияние на культурное развитие этих народов. Шумерийский эпос о Гильгамеше был переведён на хеттский и хурритский языки. Шумеро-аккадским богам поклонялись в странах, населённых хурритами и хеттами. Памятники шумерийского искусства были обнаружены в развалинах Ашшура, древнейшей столицы Ассирии. Наконец, шумерийское право оказало сильное влияние на развитие права в Вавилоне, в Ассирии, Малой Азии и Палестине. Таким образом, культурное наследство древних шумерийцев было в значительной степени воспринято народами Передней Азии.

 

"Всемирная история" Том 1. под ред. Ю.П. Францева
материалы сайта http://www.ancient.holm.ru/



Рейтинг@Mail.ru

|ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА САЙТА БЛИЖНИЙ ВОСТОК|

Ищете Японские кухонные ножи? Сравните цены и сэкономьте
best-kitchen.ru