РЕЛИГИЯ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА


 

ЭСНЕ. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ТЕОГОНИЙ И КОСМОГОНИЙ

Эсне находится на западном берегу Нила, к югу от Арманта, примерно на полпути между Армантом и Эдфу. По-египетски место называлось Инует или Та-Сни - отсюда коптское Сне и арабское Эсне, греческий Латополис. Главными божествами в Эсне были бог Хнум и его жена богиня Небту (или Небу), что значит "владычица округа". Здесь поклонялись также локальной богине Менхет. Когда и каким образом утвердился в Эсне культ саисской богини - неизвестно, но она оттеснила богиню Небту и стала считаться женой Хнума.

Храм в Эсне, посвященный этим божествам, построен в греко-римское время. Тексты этого храма относятся к I-II вв. н.э. и, следовательно, в значительной степени отражают воззрения этого времени. Тексты храма еще не исследованы и не изданы. Над ними работает компетентный французский египтолог С. Сонерон. Пока он опубликовал предварительное сообщение о своих изысканиях и частичный перевод некоторых текстов храма Эсне. Хнум, издавна слывший главным богом на этой территории, считался богом плодовитости; его воплощением был овн. Вместе с тем Хнум был богом-гончаром, создавшем на своем гончарном круге людей. Как и другие "знатные" боги, он был отождествлен с богом Ра и стал демиургом. Появление на территории Эсне культа Нейт из Саиса, которая сама по себе была демиургом, привело к ограничению функций Хнума-Ра. За ним осталось лишь создание на гончарном кругу живых существ, все остальное было сотворено богиней. Тем не менее Хнума-Ра сопоставляют с Пта и с Шу, и временами ему отводится значительная роль в сотворении мира. Так, например, в одном тексте о нем говорится: "Он создал города, разделил поля, создал Обе Земли, он создал на [гончарном] круге всех людей, он родил богов, чтобы заселить землю». Обращает на себя внимание фраза: "Незамедлительно осуществляется все вышедшее из его уст".

В другом тексте храма Эсне в обращении к богу сказано: "Ты владыка [гончарного] круга, по своему желанию творящий на круге, благодетельный бог, благоустраивающий страну и соединяющий зародыши земли... ты всемогущ... и ты создал людей на [гончарном] круге, ты создал богов, мелкий и крупный скот, ты придаешь форму всему на своем круге ежедневно, твое имя Хнум, гончар".

Еще в одном тексте содержится следующее обращение к богу: "Ты владыка Эсне, бог, создавший на круге богов, людей и всех животных..." Здесь же говорится о том, что Хнум вышел из океана Нуна, что "сладостное дуновение севера выходит из него для ноздрей богов и людей..." В этом Хнум явно сближается с "царем богов" Амоном, который был богом воздуха и света. В храме Эсне сохранился очень большой текст, повествующий о празднике города Саиса - тринадцатого числа месяца епифи и о том, как богиня Нейт создала мир посредством изречения слов (ср. Тот, Ра, Пта, Хнум). Нейт - древняя богиня, упоминаемая уже в "Текстах пирамид" как мать Себека. Ее эмблемой, а ранее, несомненно, и фетишем, были две перекрещенные стрелы. Ее имя входило в состав теофорных имен двух цариц тинисского времени - Меритнейт и Хетепнейт. Греки, в частности Геродот, отождествляли египетскую Нейт с греческой Афиной. Само собой понятно, что и в Дельте, и в Саисе существовали теогония и космогония во главе с Нейт.

Итак, нами рассмотрены пять теогоний и космогонии - Гелиополя, Мемфиса, Гермополя, Фив и Эсне. Подведем некоторые итоги.

Все теогонии и космогонии исходят из того, что до момента создания мира существовал извечный, первобытный океан, олицетворенный богом Нуном. Представление это глубоко коренилось в сознании египтян и было обусловлено самой природой Египта, его физической географией. С незапамятных времен бесчисленные поколения людей, селившихся на берегах Нила, наблюдали грозную и вместе с тем милостивую к человеку стиуиэт великой реки, без которой невозможно было представить себе жизнь в любых ее формах и проявлениях. Зрелище ежегодных грандиозных паводков, затем спада воды и появления плодородной, необходимой для жизни земли воспринималось египтянами как повторение, правда в меньшем масштабе, истории мироздания. Первым появившимся из первобытного океана куском суши в том или ином городе считался именно тот кусок, на котором стоял данный город. Геродот (II, 4) передает услышанный им рассказ о том, что во времена первого царя объединенного Египта, Менеса, весь Египет, за исключением фиванского округа, представлял собой грандиозную топь. Здесь мы имеем дело с реминисценцией фиванской космогонии.

Из недр первобытного океана Нуна, извечного водного хаоса, появился и демиург - в виде солнца и света. Демиург возникал сам собой и создавал других богов и весь мир. Демиурги в разных центрах различны. В Гелиополе, Мемфисе, Фивах - это Ра, Пта, Амон, в Гермополе - это огдоада.

История мироздания в разных космогониях также различна. В космогонии Мемфиса, например, мы находим разработанную до деталей методику творения посредством творческого слова демиурга. Влияние ее распространилось, в той или иной степени, и на все прочие космогонии.

Созданию людей, как это ни странно, в космогониях уделяется внимание явно недостаточное. Люди существуют уже в самом начале творения, т. е. хронологически до богов. По одной версии, люди возникли из слез бога Ра, по другим - их создавал бог Хнум на своем гончарном круге.

В представлении египтян, процесс сотворения мира, в котором обитает человеческий род, - первый акт божества. Созданный божеством мир постоянно находится под угрозой гибели, уничтожения его силами мрака и хаоса. Бог, создавший мир, ведет постоянную борьбу за его бытие против стремящихся поглотить мир сил хаоса и мрака. Эта весьма любопытная особенность египетского мировосприятия раскрывается нами при рассмотрении загробных представлений египтян. Борьба за бытие мира мыслилась как нечто вполне конкретное и материальное. Хаос, первобытный океан, находящийся вне созданного богом мира, стремится уничтожить этот мир и даже его создателя - солнце (бог Ра). Каждый раз, когда солнце скрывается за западным горизонтом и погружается в подземный мир, оно сталкивается с силами тьмы и хаоса и вступает с ними в ожесточенную борьбу. Всякий раз оно побеждает и восходит на восточном небосклоне, озаряя своими лучами, перед которыми отступают силы тьмы и хаоса, как бы возрожденный, обновленный, заново утвержденный мир. Итак, бытие мира - это извечная, непрекращающаяся борьба между силами хаоса и порядка, тьмы и света.

В свете современного научного мышления египетские космогонии далеки от совершенства и логической последовательности, грешат множеством противоречий, но упрекать в этом древних египетских богословов было бы в высшей степени неразумно. Богословское мышление, несмотря на тенденцию быть последовательным, отдано во власть эмоций и интуиции, трудно совместимых с логикой.

В высшей степени интересную информацию содержит 175-я глава "Книги мертвых". Здесь приводится диалог между демиургом Гелиополя Атумом и богом Осирисом, которому выпал жребий удалиться в загробный мир и царствовать там. Атум, утешая Осириса, говорит ему, что он, демиург и верховный бог Атум, в наказание за строптивость богов, «детей Нут", решил уничтожить все, что им создано, т. е. мир: "Я разрушу все, что я создал. Мир снова превратится в первобытный океан [Нун] и бесконечность [Хух], как было вначале". Итак, организованному миру угрожают не только силы тьмы и хаоса, но и разрушение его самим творцом, что гораздо страшнее.

В заключение следует сказать несколько слов о философской оценке египетских космогонии и теогоний.

Космогонии и теогонии теснейшим образом связаны между собой, эта связь органическая, нерушимая. Элементы космогонии являются одновременно элементами теогонии. Например, небо не только компонент космоса, это и богиня, жена Геба, дочь Шу и Тефнут, - элемент природы слит с божеством, персонифицирован в конкретном божестве.

Возьмем аспект чисто космогонический, отвлечемся от теогонии. В космогонии участвуют природные субстанции: вода (Нун), земля (Геб), небо (Нут), воздух (Шу), солнце (Атум, Ра и др.), тьма (Кук и Каукет в Гермополе), или абстрактные начала - бесконечность (Хух и Хаухет), невидимое (Амон и Амаунет) в концепции того же Гермополя. Организатор этих элементов, демиург, сам - один из элементов природы; он появляется из водяного хаоса, изначального океана Нуна.

Здесь напрашивается параллель с греческой натурфилософией. Фалес из города Милета (конец VII-начало VI в. до н.э.), первый из натурфилософов, считал, например, началом всего воду. Учение Фалеса о воде как начале всего сущего перекликается с представлением египтян о первобытном океане Нуне. Плутарх (Исида и Осирис, 34) прямо заявляет, что свое учение Фалес заимствовал у египтян. Независимо от того, соответствует это истине или нет, несомненно одно: греки знали учение египтян об океане Нуне - и, разумеется, задолго до Плутарха. Ибо если бы они этого не знали, Плутарх не мог бы об этом написать.

Представление египтян о воздухе (Шу - в гелиопольской концепции, Амон - в фиванской) перекликается в какой-то степени с учением милетского натурфилософа Анаксимена (VI в. до н.э.), утверждавшего, что праэлементом всего существующего был воздух. Нечто общее можно усмотреть и между египетским представлением о бесконечности, воплощенной в божествах Хух и Хаухет, и учением греческого натурфилософа Анаксимандра (VI в. до н.э.) о бесконечном (апейрон), свойства которого остаются невыясненными.

Однако египетские космогонические представления облечены в теогоническую, мифологическую форму, от которой они неотделимы, и было бы крайне несерьезно усматривать в них элементы или зачатки материализма. Греки, безусловно, знали основные положения египетских теогоний и космогонии. Греко-египетские связи в сфере духовной (в VII-VI вв. до н.э.) несомненны. Греки не скопировали египетские воззрения, а взяли из них то, что можно было положить в основу натурфилософских учений. Разумеется, это предполагало уровень мышления более высокий, нежели религиозно-мифологический.

 

М. А. Коростовцев "Религия Древнего Египта"
Москва, 1976 г.



Рейтинг@Mail.ru

|ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА САЙТА БЛИЖНИЙ ВОСТОК|