РЕЛИГИЯ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА


 

ТАНИС. АЗИАТСКИЕ БОГИ ЕГИПЕТСКОГО ПАНТЕОНА

Танис (греч., др. - егип. Джане, современный Сан-эль-Ха-гар), расположен в Дельте, к югу от большой деревни Менза-ла, близ озера того же названия. Танис, под названием Цоан, упоминается в Библии, в книге Чисел (13, 23).

Название Танис (Джане) появляется с воцарением XXII династии. Ранее Танис назывался Аварис, затем Пи-Рам-сес. Правда, по вопросу о локализации Авариса и Пи-Рамсеса существуют разные мнения. Решающим на данном этапе следует считать мнение А. Гардинера.

Гиксосы, утвердившись в Дельте еще до начала Нового царства, избрали опорой своего господства город Аварис. Позднее, во времена XIX династии, Аварис стали называть Пи-Рамсес, "дом Рамсеса", а еще позже, во времена XXII (ливийской) династии, город был переименован в Джане (Танис). Именно здесь известный французский египтолог П. Монте производил свои сенсационные по результатам археологические раскопки.

Переходим к культам Таниса. Во время господства гиксосов Аварис был центром культа бога Сутеха: об этом вполне определенно сказано в известной сказке о ссоре между гиксосским царем Апопи, сидевшим в Аварисе, и правителем Фив Секененрой. В сказке говорится: "Царь Апопи - да будет он жив, невредим и здрав - сделал Сутеха своим владыкой и не служил никакому другому богу по всей стране, исключая Сутеха. Он построил [ему] храм отличной работы, навеки, рядом с царским дворцом Апопи - да будет он жив, невредим и здрав - и появлялся ежедневно [в храме], чтобы приносить жертвы Сутеху, а вельможи... да будет он жив, невредим и здрав - несли венки цветов, как это делается для храма Ра-Харахти".

Далее повествуется о ссоре между фиванским Секененрой и гиксосским Апопи. Конец сказки не сохранился, но ее исход, несомненно, соответствует историческим фактам: гиксосы были изгнаны из Египта.

Прежде всего следует подчеркнуть, что Сутех - вовсе не новое, ранее неизвестное египтянам божество, это просто новоегипетское написание имени исконного египетского бога, известного по текстам и в научной литературе как Сетх (в вавилонской клинописи - Шутах). Иначе говоря, Сутех не является «импортированным" в египетский пантеон чужеземным богом, он коренной египетский бог, облюбованный гиксосами. Почему же гиксосы "возлюбили" именно Сутеха, а не какого-либо другого египетского бога? Разумеется, сами гиксосы никаких объяснений по этому поводу не оставили. Гиксосы не внесли своего вклада в духовную жизнь египетского народа. Овладев силой частью Египта, они полностью восприняли идеи и обычаи этой древней страны. Несомненно, однако, что в египетской цивилизации им импонировало прежде всего то, что как-то соответствовало их привычкам и духовному складу.

Бог Сетх (Сутех), как и другие египетские божества, был многогранен, важнейший его аспект - бог грозы. Это сближение Сутеха с семитским Баалом, также богом грозы. Отождествление богов отразилось в иконографии: гиксосский Сутех изображался в головном уборе Баала. Женой Сутеха была сирийская богиня Анат, храм которой находился в Танисе. Таким образом, гиксосский Сутех в своей основе был египетским божеством, приобретшим чужеземный колорит.

Следует подробнее остановиться на фигуре Сетха (Сутеха) - исконно египетского божества. Этот бог известен как древнее верхнеегипетское божество. Местами его культа в Верхнем Египте были Ком-Омбо, одиннадцатый верхнеегипетский ном Шасхотеп (греч. Ипселе, араб. Шутб), на западном берегу реки, в 5 км от Ассиута; в Среднем Египте - местность Су поблизости от Гераклеополя, оазисы Ливийской пустыни, Харга и Дахлис, и другие районы.

В Нижнем Египте культ Сетха существовал в северо-восточной части Дельты со времен II династии.

После изгнания гиксосов культ Сетха продолжал процветать в Пи-Рамсесе, резиденции Рамсеса II. Восторженное описание этой резиденции сохранилось в папирусах Анастаси II и Анастаси IV. В обоих папирусах говорится, что западная часть Пи-Рамсеса представляет собой - "поместье Амона", а южная - "поместье Сетха" (Анастаси II, 1, 4; Анастаси IV, 6, 4). Итак, Сетх упоминается наравне с великим Амоном. В знаменитой поэме о Кадешской битве с хеттами говорится о четырех подразделениях войска Рамсеса III, каждое из которых называлось именем одного из великих египетских богов - подразделение Амона, подразделение Пта, подразделение Ра и подразделение Сетха. Сам Рамсес II уподоблялся Сетху. Вряд ли это могло иметь место, если бы Сетх (Сутех) был только богом врагов - ненавистных, изгнанных из страны гиксосов. В сознании египтян Сетх, несомненно, был великим божеством Египта. Во времена того же Рамсеса II, как показали раскопки П. Монте, главными богами в Танисе были Амон, Ра, Пта и Сетх (Сутех), причем в текстах они названы богами Рамсеса II.

Необходимо упомянуть один очень важный текст - так называемую стелу четырехсотого года. В свое время она была найдена в Танисе Мариеттом и закопана им же. Вновь ее обнаружил Монте. На стеле над иероглифическим текстом изображен Рамсес II, приносящий дары богу, названному Сетхом Небет (т. е. Сетх Ком-Омбоский). Таким образом, в религиозном сознании Рамсеса II и его современников Сетх вовсе не божество гиксосов, а исконное египетское божество. Далее в тексте повествуется о том, что отец Рамсеса II, бывший в то время везиром (затем он стал фараоном Сети I), прибыл в четырехсотый год бога Сетха, дабы воздать ему почести. Вследствие невнятности изложения, нередкой, к сожалению, в египетских текстах, невозможно установить, что значит четырехсотый год бога Сетха. Высказывались разные предположения на этот счет. Во всяком случае, очевидно одно: памятник и текст неопровержимо свидетельствуют о какой-то для нас неясной связи фараонов Сети I и Рамсеса II с богом Сетхом.

Необходимо подчеркнуть, что традиционная пятичленная царская титулатура содержит одно из имен фараона как воплощения бога Хора на земле. В каждом конкретном случае это имя особое. И вот фараон II династии Перибсен включает в свою титулатуру не только свое особое имя как воплощения Хора, но и свое особое имя как воплощения Сетха. За этим крылась, несомненно, какая-то древняя традиция. Во всяком случае, очевидно, что во времена II династии Сетх наравне с Хором представлялся благодетельным божеством. В "Текстах саркофагов", например, и ряде других религиозных текстов Сетх упоминается как божество, близкое богу Ра, сражающееся против змея Апопи, воплощающего силы тьмы и зла. Это представление о боге Сетхе, сложившееся издревле, продолжало существовать и в очень поздние времена: Сетх как защитник Ра и враг Апопи упоминается в папирусе Бремнер-Ринд (23, 21), относящемся ко времени Ла-гидов, точнее, к IV в. до н.э. Вместе с тем в знаменитом мифе об Исиде и Осирисе, дошедшем до нас в поздней форме, бог Сетх фигурирует как низменное и коварное существо, как убийца своего мудрого и благодетельного брата, бога Осириса. Эта традиция также восходит к глубокой древности.

Итак, перед нами два совершенно противоположных представления о боге Сетхе, существующих параллельно: с одной стороны, Сетх близок солнечному богу Ра, он защитник Ра и враг Апопи, благое начало, с другой - жестокое и даже подлое существо, воплощение зла (в мифе об Осирисе). Ни одно из этих представлений не было полностью вытеснено другим - яркая иллюстрация алогичности и противоречивости египетских религиозных представлений. Необходимо подчеркнуть, однако, что в поздние времена концепция Сетха как воплощения всяческого зла, физического и нравственного, получила огромную популярность. Это было тесно связано с широким распространением культа и мифологии Осириса уже в конце эпохи Древнего царства.

Сутеха гиксосов, возникшего на египетской почве, в результате сопоставления двух божеств: исконно египетского бога грозы Сетха и семитского бога грозы Баала, не следует рассматривать как свидетельство того, что переднеазиатские божества не проникали в египетскую религию. Внедрение чужеземных культов в египетскую религию стало обычным явлением. Особенно в эпоху Нового царства, когда контакты между египтянами и их северо-восточными соседями стали длительными и интенсивными, "чужеземцы" в сонме египетских богов приобретали типичные для египетских божеств черты - в культе и в иконографии.

Примером может служить богиня Иштар ассирийская и связанное с ней клинописное письмо тель-амарнского архива, отправителем которого является митаннийский царь Тушратта, а получателем - Аменхотеп III (царственные корреспонденты состояли в родстве: сестра Тушратты Гилухипа была замужем за Аменхотепом III). На тридцать шестом году правления Аменхотеп III тяжело заболел и умер. В том же году, незадолго до его смерти, Тушратта послал ему письмо и "чудотворного" идола богини Иштар для излечения престарелого фараона. Из текста письма явствует, что богиня ранее уже бывала в Египте и пользовалась там популярностью: "Так говорит Истар Ниневийская, владычица всех стран: "В Египет, в страну, которую я люблю, иду я". Я посылаю ее тебе, она отправилась. Уже во дни моего отца владычица ходила в эту землю, и, как тогда ее чтили, так да почтит ее теперь мой брат в десять крат больше, и да отошлет и вернет ее в радости. Да сохранит Истар, владычица небесная, моего брата и меня на сто тысяч лет, и да подаст она нам обоим великую радость. Да живем мы в согласии - Истар для меня - моя богиня, а для моего брата она не его божество". X. Ранке отмечает, что в Ниневии Иштар почиталась как богиня войны, в Египте же она выступает как божество, помогающее больным. В подтверждение своего наблюдения ученый приводит два египетских памятника времени Нового царства. На одном из них изображен египтянин, молящийся о здравии богине Кадеш и богине Аштарте сирийской, на другом - также египтянин, молящийся о здравии богине Иштар. В представлении египтян, сирийская Аштарта и ниневийская Иштар - одна и та же богиня. Ей поклонялись в особом храме, в Мемфисе, о чем сообщает Геродот (II, 112), называя богиню "чужеземной Афродитой". Аштарту нередко отождествляли с богиней Сехмет. X. Ранке допускает, что прилагательное h; rw, которое обычно понимают как "сирийская", предпочтительнее читать как "хурритская".

Таким образом, проникновение чужеземных божеств (Анат, Аштарта, Кадеш, Решеп и др.) в египетский пантеон было вполне закономерно и понятно во времена Нового царства.

Аштарта проникла не только в культ, но и в мифологию. Уже почти 90 лет науке известен папирус, вернее, его многочисленные фрагменты, в котором рассказывается миф о богине Аштарте. Из-за фрагментарности текста невозможно сказать что-либо определенное о его содержании. А. Гардинеру удалось установить, что этот текст представляет собой не собственно миф об Аштарте, а миф, в котором богиня играла важную, но все же не первую роль. Главная роль принадлежит в нем не египетскому, а семитскому богу по имени Нам - богу морской стихии (египтяне не имели своего морского божества). Как явствует из фрагментов мифа, бог Нам отличался властным, деспотическим характером. Перипетии сюжета восстановить невозможно. Текст относится, вероятно, ко времени Харемхеба. Интересно, что несколько позже, во времена XIX династии, йам упоминается в папирусе Орбиней, в сказке о двух братьях.

Наличие сиро-палестинских и других азиатских божеств в египетских религиозных представлениях, несомненно, вполне закономерное историческое явление, обусловленное связями Египта с этими странами. Следует подчеркнуть, однако, что чужеземные божества в Египте очень быстро приобретали черты египетских божеств, вживались в египетский пантеон, одним словом, египтизировались.

 

М. А. Коростовцев "Религия Древнего Египта"
Москва, 1976 г.



Рейтинг@Mail.ru

|ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА САЙТА БЛИЖНИЙ ВОСТОК|

Рассказы о курортах, отелях и турфирмах. Система онлайн бронирования отелей
azovcomfort.ru